Jun. 20th, 2015

maitai_1_again: (Default)
Очередная запись о технологии иконописи, сегодня нужно бы поговорить о защитных покрытиях.
Оставлена на потом ещё одна большущая тема – о композиции иконы, об архитектуре и прочем сложном стаффаже, обтекающем фигуры. Она начата и приостановлена, п.ч. распадается на несколько подтем. Надеюсь дописать по возвращении, хотя бы первую часть.
Стало быть, финальная защитная плёнка с т. зр. реставратора и хранителя-ризничного.
Ещё и ещё и ещё раз: НЕ НАДО думать и верить невеждам , будто нынешний российский продукт с ярлычками «Олифа» и то, что ещё в позапрошлом веке называлось _олифой_ - идентичные вещества. Это не так. Ещё раз: это не так. Олифами у нас традиционно назывались (вплоть до наступления времён пятилеток) смесовые составы (полимеризованное масло + лак) или чистые лаки, т.е. полимеризованное масло с добавлением отверждающих смол. Что это означает на практике: т.н. _олифы_ при небольшом нагревании (сорок-сорок три градуса по Цельсию) наносили на поверхность живописи и быстро распределяли равномерным слоем, избегая запыления и сворачивания. При лёгком нагревании _олифы_ приобретали повышенную текучесть и способность заполнять собой все микровпадины красочного рельефа, выравнивая его. Защитный слой выходил ровным и равномерным.
Ускорители высыхания (известные как сиккативы) хорошими, уважающими себя мастерами НЕ использовались. Причина технологически очевидна: сиккатив-катализатор ускоряет процессы «жизни» защитной плёнки, и делает это на протяжении всей «жизни» плёнки. То, что поначалу выглядит как быстрое вставание с последующим высыханием, уже на следующей стадии превращается в чистое старение. На практике это означает уменьшение прозрачности, уменьшение эластичности, увеличение впитывающей способности. Защитная плёнка окрашивается со временем продуктами собственного старения\окисления и становится жёлтой – рыжей – коричневой – чёрной - непрозрачной. (Кому интересен \ позарез нужен химизм процессов – прошу читать отличную, нимало не устаревшую книжку академика Киплика. Не сомневайтесь, это прекрасный человек знал, о чём говорит. Он был профессором ленинградской Академии искусств и остался в блокадном Ленинграде, спасая своих коллег от голодной смерти казеином, который выделял из темперы, оставшейся на складе Академии. Царство ему небесное ).


 photo 4180437043E04310440043004360435043D043804350027_zps4e0816c1.jpg



Второй устойчивый миф гласит, будто пропитывание насквозь красочного слоя масляной защитной плёнкой - это хорошо и прямо необходимо.
Муахаха, извините. Особенно трагикомично это утверждение слышать от тех, кто покрывает олифой свеженаписанную икону. Дорогие коллеги, как вы наверняка помните из предыдущих бесед – каждому слою яичной темперы (а желтковой – особенно, втройне!) необходимо полностью просохнуть. В зависимости от толщины слоёв, их количества и техсостава красок это время колеблется от нескольких недель до нескольких месяцев. Средневековая русская норма – закончить поздней осенью сто штук икон иконостас, отправить в задние неотапливаемые комнаты на всю зиму и вынести во двор для олифления ранней весной.
Вот так вот.
Непросохшие красочные слои содержат ВОДУ. Воду, понимаете? Которая в сумме с масляной средой олиф\лаков даёт подвижную суспензию. Догадайтесь, что происходит в таких красочных слоях ну хоть за первый сезон хранения иконы в храме \ дома на стене.
Да, какая-то часть свеженаписанных с нарушением технологии и свежеиспорченных икон попадает на стол ко мне и моим коллегам. Это _не та_ работа, которая нас радует. Это очень печально – наблюдать и пытаться вылечить умирающую вещь, к которой совсем недавно отнеслись с высокомерным небрежением.

Операционная )
2.
 photo IMG_5165_zpspw9k3wvj.jpg


Далее: чем лак отличается от олифы: да наличием этих самых смол. Что смолы дают: повышенная пролонгированная прозрачность, водоотталкивающая способность, увеличенная пластичность всей плёнки – по _всей_ толщине.
Вот вам иллюстрация про прозрачность: со временем защитная плёнка темнеет, приобретает тёплые красноватые оттенки. Красочные пятна под такой плёнкой изменяют свой вид соответственно, становятся темнее \ теплее/глуше. Вот здесь по стыку двух досок лопнул вслед за основой левкасный слой, и порвалась живопись; кусочки её отвалились и исчезли. Поновитель взялся восполнить утраченное: видите тонкую полоску вставки темнее прочей живописи? Он дописывал, попадая в цвет и тон красок под постаревшей лаковой плёнкой, а последующее позднее по времени раскрытие обнажило живопись as is.

3.
 photo 0_3808c_df5e8ab5_XL_zpsmgqh3jin.jpg

О водоотталкивающем эффекте надо подробнее рассказывать? Не все ещё видели в храмах иконы, чья поверхность пошла пузырями после первого же сезона мытья полов горячей водой?

О пластичности: олифная плёнка в отличие от _олифной_ и\или лаковой имеет низкий коэффициент поверхностного натяжения. На практике это означает, что высохшая \ высыхающая защитная плёнка стремится уменьшить свою площадь. Процесс хорошо известен, называется сгрибливанием. Неравномерно положенная олифа (а она ВСЕГДА ложится неравномерно, это её неотъемлемое техническое свойство, масла непластичны, и уж в особенности льняное) образует многочисленные мелкие очаги стягивания. Со временем на поверхности иконы образуется сетка из узелков и возвышений, тёмноокрашенная и трудновыравниваемая.

4.
 photo _zpsd949tunl.jpg


Чем ниже качество масел, тем скорее возникает этот эффект. А он возникает всегда, не сомневайтесь.
Вот пример мелкодисперсной сгрибившейся олифы. Слой лежит на дешёвой, глуховатой красной охре плюс сиена натуральная плюс нестойкие свинцовые белила. Происходят одновременно несколько процессов: здешний алебастровый грунт потрескался (потому что гигроскопичен и вообще положен неравноплотно), кроющая способность красок изменилась, олифа сгрибилась и порвала частично красочный слой, попутно обнажив его.

5.
 photo 024_zpsz1tv3hbl.jpg

Вот тот же фрагмент после операций укрепления грунта, выравнивания и удаления повреждённой защитной плёнки. Надо заметить, что работы со сгрибленной олифой – в числе самых трудоёмких и соответственно дорогостоящих.

6.
 photo 143_zpsn3uvsv5e.jpg

Неумелые руки неспециалиста способны без усилий и непоправимо уничтожить нижележащую живопись в процессе безграмотного утоньшения \ удаления сгрибленной олифы. Самодеятельные, самоуверенные претенденты на чинку берут абразивы и ничтоже сумняшеся трут поверхность, уничтожая бугорки и заодно лёгкие лессировки.
В стотыщмиллионный китайский раз: НЕ НАДО доверять неспециалистам. Не надо экономить на качестве. Скупой платит дважды, да. Реставрация – отдельный вид деятельности, требующий специальных знаний и навыков. Никакой иконописец _по умолчанию_ не может ими владеть.

7.
 photo 0052-13a_zpsb914193a.jpg

Далее, о нестойкости олифной плёнки к агрессивной атмосфере: структура ея – дырчатая-пузырчатая; олифа представляет собой мелкую губчатую плёнку, испещрённую микрократерами. Все виды поверхностных загрязнений (сажа, бытовая пыль, продукты выхлопов двигателей внутреннего сгорания, мушиные «засиды», етц) легко проникают в эти углубления микрорельефа, остаются там и часто вступают в реакцию с веществом олифы. Иногда – бурную, чаще – с далёооокими последствиями химической любви.

8.
 photo fXFuUC4_zps37ssllxk.gif


Со временем (часто – вкупе с усилиями тщащихся оптимизировать процесс) олифная плёнка истончается, грязь проникает глубже – и остаётся на поверхности живописи. Вот это – фрагмент «Огненного вознесения» недорогих старообрядческих кровей, лошадки были писаны свинцовыми белилами. Белила исчезли, очерки лошадок остались видимыми благодаря грязевым наслоениям, спекшимся с исчезнувшей краской.

9.
 photo  _zpslodkphla.jpg


Далее, ещё о химической нестойкости и (почти) отсутствующем антисептическом барьере у олифных плёнок: вследствие своей крупнопористости и вкусности для ряда микроорганизмов олифы служат прямо приманкой, магазинами «Мирвкуса». Эти прожорливые крошечные существа весело налетают на открывающиеся ниши со свежей едой (масло, горррячее масло!!) и уничтожают всё.
Вот – пример активной и очень печальной работы микроорганизмов в защитном слое: повреждённая плёнка проедена насквозь, до грунта. Близлежащие участки вследствие начавшихся процессов разнообразной органической активности теряют связь с основой, отшелушиваются и навсегда отделяются от иконы.

10.
 photo 4180437043E04310440043004360435043D043804350002_zpsc72e0c18.jpg


Нет, традиционные сиккативы не создают химзащиту. Да, для этого требуются специальные составы. Нет, никакие домашние эксперименты и поиски советов в инторнетиках проблем не решат. Проблема, ээ, уже решена – на крупных химобъединениях с узкоспециализированными лабораториями. Вновь призываю не быть луддитами.

11.
 photo 4180437043E04310440043004360435043D043804350054_zpsaa0ad9ff.jpg


И ещё один, последний на сегодня миф – о том, будто горячая олифа лечит все проблемы грунтового и основного слоя. Будто достаточно пропитать горячей олифой (или для разнообразия - горячим желатином бгг ) разошедшиеся доски основы или края трещины в левкасе – и всё изделается как новенькое.
Ну вот смотрите: вот так выглядят последствия попытки прописать жирным маслом\олифой продольные трещины. Масло действительно прекрааасно впитывается в сухие левкасы. И никуда потом не девается. Нарушая сцепляемость и отдельных частиц левкаса между собой, и общую его адгезию.
А самый очевидный и неуничтожимый дефект - тёмные зажиренные полосы на поверхности.

12.
 photo _zpsfeogqwje.jpg


Итого: средневековые традиционные технологии были хороши\допустимы для своего времени. Оно кончилось. Кончилось оно. Воздух понюхайте, микроклимат любого храма оцените, на себя посмотрите. Требования к сохранности икон и стенных росписей _повысились_, п.ч. среда сделалась заметно агрессивнее. Незнание происходящего и нежелание интересоваться технологией иконы – не оправдание вашим неудачам. Желаю всем заказчикам иконописных работ заключать договоры с исполнителями, где оговорены сроки и условия отличной сохранности.
А себе и коллегам-реставраторам желаю исключительно, гм, консервативных работ со свеженаписанными иконами )

Пиэс: часть использованных снимков принадлежит не мне. Если авторы станут возражать –немедленно сниму.
maitai_1_again: (me_choshu_flag)
Очередная запись о технологии иконописи, сегодня нужно бы поговорить о защитных покрытиях.
Оставлена на потом ещё одна большущая тема – о композиции иконы, об архитектуре и прочем сложном стаффаже, обтекающем фигуры. Она начата и приостановлена, п.ч. распадается на несколько подтем. Надеюсь дописать по возвращении, хотя бы первую часть.
Стало быть, финальная защитная плёнка с т. зр. реставратора и хранителя-ризничного.
Ещё и ещё и ещё раз: НЕ НАДО думать и верить невеждам , будто нынешний российский продукт с ярлычками «Олифа» и то, что ещё в позапрошлом веке называлось _олифой_ - идентичные вещества. Это не так. Ещё раз: это не так. Олифами у нас традиционно назывались (вплоть до наступления времён пятилеток) смесовые составы (полимеризованное масло + лак) или чистые лаки, т.е. полимеризованное масло с добавлением отверждающих смол. Что это означает на практике: т.н. _олифы_ при небольшом нагревании (сорок-сорок три градуса по Цельсию) наносили на поверхность живописи и быстро распределяли равномерным слоем, избегая запыления и сворачивания. При лёгком нагревании _олифы_ приобретали повышенную текучесть и способность заполнять собой все микровпадины красочного рельефа, выравнивая его. Защитный слой выходил ровным и равномерным.
Ускорители высыхания (известные как сиккативы) хорошими, уважающими себя мастерами НЕ использовались. Причина технологически очевидна: сиккатив-катализатор ускоряет процессы «жизни» защитной плёнки, и делает это на протяжении всей «жизни» плёнки. То, что поначалу выглядит как быстрое вставание с последующим высыханием, уже на следующей стадии превращается в чистое старение. На практике это означает уменьшение прозрачности, уменьшение эластичности, увеличение впитывающей способности. Защитная плёнка окрашивается со временем продуктами собственного старения\окисления и становится жёлтой – рыжей – коричневой – чёрной - непрозрачной. (Кому интересен \ позарез нужен химизм процессов – прошу читать отличную, нимало не устаревшую книжку академика Киплика. Не сомневайтесь, это прекрасный человек знал, о чём говорит. Он был профессором ленинградской Академии искусств и остался в блокадном Ленинграде, спасая своих коллег от голодной смерти казеином, который выделял из темперы, оставшейся на складе Академии. Царство ему небесное ).


 photo 4180437043E04310440043004360435043D043804350027_zps4e0816c1.jpg


Read more... )

July 2016

S M T W T F S
      12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 03:23 am
Powered by Dreamwidth Studios